Мюллер вызывает Штирлица. Сам сидит спиной к нему.
— Штирлиц, угадайте, под каким глазом у меня синяк?
— Под левым.
— Вот вы и попались, об этом знает только русская «пианистка».

Ночь, рейхсканцелярия. В кабинете Мюллера с фонариком возле
вскрытого сейфа стоит Штирлиц и копается в бумагах. Находит приказ
Гитлера, подходит с ним к столу и напротив фамилии Гитлер, улыбаясь, пишет
русское слово «ДУРАК». Голос диктора за кадром:
— Вот так, в нечеловеческих условиях, советский разведчик Максим
Максимович Исаев вносил свой маленький вклад в большую Победу!

Штирлиц вошел в туалет. В туалете журчало. Когда Штирлиц вышел
обратно, журчало заторопилось следом.

Штирлиц лежал на полу, замаскировавшись под окурок.

Штирлиц шел по Цветочной улице. Вдруг из второго этажа дома
напротив вывалился Плейшнер. Штирлиц ускорил шаг. Но со второго этажа
следующего дома вывалился Плейшнер. Штирлиц еще поддал. Из окна
третьего дома опять вывалился Плейшнер… Штирлиц бежал по Цветочной
улице, а Плейшнеры все вываливались…

В кабинет Штирлица позвонил Мюллер.
— Штирлиц! Если вы еще хоть раз будете резать на секретной
документации колбасу и селедку, я вам больше не позволю воровать из сейфа!

Мюллер идет по коридору рейхсканцелярии и видит под дверью кабинета
Гиммлера подслушивающего Штирлица.
— Штирлиц! Что вы делаете?
— Трамвая жду!
Дойдя до конца коридора, Мюллер подумал: «Какого, к черту, трамвая!»
и оглянулся. Штирлица уже не было. «Наверное, дождался», подумал Мюллер.

 
Штирлиц шел по коридору и услышал за собой шаги.
— Борман! — подумал Штирлиц.
— Правильно! — подумал Борман.

Штирлиц выпал из окна двенадцатого этажа и чудом зацепился за карниз
девятого. На следующий день чудо распухло и мешало ходить.

Штирлиц перешел границу незаметно. Об этом он узнал из утренних
газет.

«Штирлиц, вам знакомы эти ботинки?» — спросил Мюллер. Штирлиц
узнал бы эти ботинки из тысячи. Они были сделаны из кожи пастора Шлага.

Штирлиц шел по Берлину и увидел на стене надпись «Штирлиц — дурак».
Только он один понял, что ему присвоено звание Героя Советского Союза.

Штирлиц увидел пастора Шлага и подумал:
— Молодчина, решился все-таки на побег, — но побег подломился, и пастор
упал с дерева.

Штирлиц пришел домой уставший, сел и уронил голову на стол. Кэт в
ужасе закричала. Это была голова Холтоффа.

Идя по еле приметной на снегу дорожке, Штирлиц услышал раздавшееся
из сугроба шипение. Он выхватил парабеллум и выпустил в сугроб всю обойму,
после чего продолжил свой путь. И только через 5 минут он вспомнил, что
пастор Шлаг так и не научился свистеть.

Мюллер вызывает Штирлица:
— Штирлиц, как вы объясните, что отпечатки ваших пальцев найдены на
заднице Евы Браун?
— Я-то объясню. А вот как вы объясните то, как вы их там нашли.
— Я всегда жалел Штирлиц, что вы работаете не на меня.

Мюллер как-то позвал Штирлица в бар в надежде выставить его на
кружку пива. Однако Штирлиц стал рассказывать такие интересные анекдоты
про фюрера, что Мюллер заслушался и случайно заплатил. «Все-таки
блестящий агент этот Штирлиц, — подумал Мюллер. — Какая чистая работа!».
Больше Мюллер не звал Штирлица пить пиво, а если случайно встречал его в
баре, то делал вид, что не узнает.

Мюллер Штирлицу:
— Вы знаете, Штирлиц, у меня для вас две новости: одна плохая и одна
очень плохая. С какой начать?
— Ну, пожалуй, с плохой…
— Русская радистка все рассказала!
— А очень плохая новость?
— Рассказала не нам, а вашей жене!

0

Анекдоты вдогонку»»


Кстати...