Рейхсканцелярия. Идет совещание фашистских бонз. Присутствует
Штирлиц. В тот момент, когда собравшиеся склонились над раскрытой
па столе картой, Штирлиц неслышно высморкался в занавеску. Голос
Копеляна за кадром: «Штирлиц, конечно же, знал, что так делать не
принято и потому очень опасно. Но ему хотелось очень хотелось здесь, в
самом фашистском логове, хоть минуточку побыть самим собой».

Мюллер с Борманом сидели в сосисочной.
— Сейчас придет Штирлиц,- сказал Мюллер,- скажет пароль:
«Мне пива и сосисок». Тут мы его и схватим.
Входит Штирлиц.
— Дайте мне пива а сосисок не надо! — и, обращаясь к Мюллеру с
Борманом, показывает язык.

Гестаповцы окружают дом Штирлица. Звонят, в дверь. Голос
Штирлица:
— Штирлица нет дома!
Гестаповцы:
— А почему горит свет?
Голос Штирлица:
— Сейчас погасим.
Голос Копеляна за кадром: «Вот так Штирлиц уже две недели
водил гестапо за нос».

Штирлиц просыпается в камере тюрьмы от острой головной боли.
Начинает лихорадочно думать: «Где я? Если у немцев, тогда я —
Штирлиц! Если у русских, тогда я — Исаев!»
Заходит тюремщик.
— Ох и нализались вы вчера, товарищ Тихонов!

Штирлиц пришел на конспиративную квартиру к пианистке.
Люди Мюллера следили за ним и застали его в самый горячий момент.
Штирлиц выпрыгнул с пятого этажа. Мог бы погибнуть, но чудом
зацепился за перила балкона второго этажа. Чудо долго болелоЄ

— Штирлиц, Вы еврей !
— Что Вы, Мюллер, я русский.
— А я — немецкий.

«Хайль Гитлер!» — сказал Штирлиц, входя в кабинет к Мюллеру.
«Штирлиц, — раздраженно ответил Мюллер, — если Вы не бросите эти кинчевские
замашки, я напишу в «Советскую культуру».»
 

— Где вы научились так водить машину, Штирлиц ? — спросил как-то Мюллер.
— В ДОСААФ, — ответил Штирлиц и подумал:»А не сболтнул ли я чего-нибудь
лишнего ?»

— Вот я вас и раскусил, Штирлиц, — ехидно сказал Мюллер, — отпечатки ваших
пальчиков мне удалось обнаружить на заднице этой русской пианистки Кэт. Как
вы это объясните ?
— Послушайте, Мюллер, я же не спрашиваю, как вы обнаружили эти отпечатки !

К концу войны положение Германии было столь плачевно, что даже в
рейхсканцелярии приходилось стоять в очереди для того, чтобы купить колбасы.
Однако Штирлиц, вопреки всем нормам поведения, всегда брал без очереди.
Гестаповцы очень возмущались этим. Они еще не знали, что Герои Советского
Союза обслуживаются вне очереди.

0

Анекдоты вдогонку»»


Кстати...